Самооценка и уровень притязании

Гипертим не мучится с самооценкой. Это удел психастеноидов,паранойяльных, истероидов, эпилептоидов и иногда шизоидов. Если гипертимаоценивают "на три", он доволен. А если "на четыре", то может даже выпить поэтому поводу. И уровень притязаний у него невысок. Он звезд с неба не хватает, никудаособенно не стремится, в конкурсах не участвует. Он безразличен к славе, нечестолюбив и тем более не тщеславен. То есть он, конечно, порадуетсяискренней похвале. А так чтобы испытывать гнетущий комплекс неполноценностии стремиться гиперкомпенсировать его (как паранойяльный, или истероид, илихотя бы как шизоид и эпилептоид) -- это ему несвойственно. Гипертим даже не слишком самолюбив. Он может скорее бурно среагироватьна несправедливость по отношению к другим, чем к себе. Конечно, если емускажут: "ты дурак", то он ответит без иронии, но и без надрыва, фразой типа"сам дурак" или с не глубоким юморком: "Мы оба дураки!" Его трудно задеть заживое. Он "отбрехивается" -- и все. Он не особенно хвастлив. Может что-то рассказать с положительнойоценкой в свой адрес, но без особых преувеличений. Не испытывая комплекса неполноценности, гипертим не развивает в себегиперкомпенсацию. Так что у гипертима что есть, то и есть, а звезды с небахватают лишь те, кто сызмальства не мог дотянуться до них ручкой из-захиленькости... Гипертим считает себя "народом" и не лезет в лидеры. Это паранойяльный-- вождь, это шизоид -- отщепенец, это истероид -- оригинал. А гипертим --вот так просто: народ.

Человек без маски

Герой этой главы аутентичен. То есть он выглядит таким, каков есть. Онне стремится произвести впечатление. Он не ханжа и не лицемер, делает чтоговорит и говорит что думает. В этом его плюс. Его можно не бояться. Но какмаска истероида утомляет и тревожит окружающих, так и аутентичностьгипертима может надоедать. Кроме того, ведь он может откровенно, безобиняков сказать тебе правду-матку в глаза, да еще и при всех. Как правило, гипертим не берет себе псевдонимов. Он любит своиимя-отчество-фамилию. Ему нечего скрывать. Он не участвует в политическихиграх. Если он актер, то, по примеру истероидов, может, конечно, взятькакое-нибудь незамысловатое иное имя с простым символическим значением, типаИван Царевич или, на иностранный манер, Джон Кинг. Отсутствие маски означает, что, как мы уже говорили, гипертим не делаеттайн из своей жизни. А если о нем будут говорить -- пусть себе, язык безкостей. Как он воздействует на окружение? Он не манипулятор. Он убедительнопросит, настоятельно требует, угрожает, ставит ультиматумы. Но ничего этогоне доводит до конца. "Я с тобой знаешь что сделаю?!" -- и не делает ничего.Можно сказать, что он излишне прямолинеен. Гипертимы и понимают все прямолинейно. Так что не стоит, общаясь сними, злоупотреблять иносказаниями. Если гипертима уличили, если он опростоволосился, то не будетвыкручиваться, как это сделает паранойяльный и истероид, а будет истовоизвиняться, оправдываясь при этом, с кем, мол, не бывает...

Смелость



Смелость гипертима бесшабашна. Он не видит опасности, прет напролом. Иженщина-гипертимка "коня на скаку остановит". Смелость у него непродуманная, а спонтанная. Это паранойяльный Наполеон на глазах изумленныхсолдат храбро перебегал мост со знаменем в руках, под гром пушек, точнорассчитав, что в этот момент противник заряжает пушки, а не стреляет. Агипертим не может так рассчитать и с винтовкой наперевес кидается пулямнавстречу или наперерез. Он выхватывает саблю -- и в бой. Абордаж -- это егоприем. Он не чувствует боли в драке. Он может в пылу схватки незаметно длясебя совершить героический поступок. Только потом, задним числом, оцениваетон возможные отрицательные последствия. Он не продумывает ничего наперед,как это сделал бы эпилептоид. В то же время нельзя сказать, что гипертим -- жертвенная личность. Онне пойдет ради идеи на костер. Но он никого и не пошлет на смерть, никого незовет к героизму, если это не в разгар боя. Гипертим в конфликтах возбудим и несдержан, в противовес эпилептоиду идаже в какой-то мере истероиду. Истероид чуть-чуть все-таки сдерживается --из приличия, стремясь показать свое превосходство в этикете. А гипертим нераздражителен. Он гневлив. Он не умеряет свой гнев, как и паранойяльный. Онреагирует мгновенно, с четверть оборота, то есть даже быстрее, чемпаранойяльный, который реагирует все же не так стремительно, с пол-оборота,потому что паранойяльному человек может понадобиться и, может, имеет смыслсдержаться. А гипертим сразу взорвется. И не боится испортить отношений, небоится драки, в которую может перерасти конфликт. Так что вокруг гипертима,как и вокруг истероида и паранойяльного, часты скандалы. Агрессивностьгипертима скоропреходящая, он успокаивается не в пример быстрее, чем другиепсихотипы. Из-за бурных разрядок и быстрого успокоения гипертим, какправило, не страдает гипертонической болезнью и ишемической болезнью сердца.

Влияние



Гипертимы легко поддаются влиянию. Сами они не очень-то задумываютсянад проблемами, и если в компании есть кто-то "со стержнем" и стараетсятакой же стержень вогнать в людей, то гипертим достаточно податлив. Онпринимает навязываемое рассуждение или просто суждение, причем частосоглашается с абсолютно противоположными точками зрения. Одному он говорит:"Ты прав". Другой возражает, он и ему: "И ты прав". Третьему, которыйупрекает его в непоследовательности: "И ты прав". В гипнозе гипертим может давать вторую (с восковой гибкостью) и третьюстепень (с сомнамбулизмом) гипнотической погруженности, как и истероид. Приэтом если истероид подчиняется только тому гипнотизеру, который внушаетвещи, близкие ему самому, то гипертим поддается любому гипнотическомувоздействию. Сами гипертимы воздействуют на других людей не аргументами, неубеждением -- для этого требуется эрудиция, развитая речь (чего не хватает),а тоже скорее именно внушением. Повторные просьбы, примитивное повторение,громыхающий мат, сиюминутные угрозы, которые, конечно, не исполнятся. Нопланомерного принуждения, свойственного паранойяльному и эпилептоиду, состороны гипертима мы не встречаем. Приказывать и шантажировать -- это не егостезя. Он и не манипулятор (это дело паранойяльного и истероида).

Воля и эмоции

Воля у гипертима слабенькая. Это касается и промежуточных дел, ижизненных целей. Ни поставить задачу, ни наметить пути решения, ни удержатьхотя бы чью-то программу в памяти воли он не может. У него плохо ссамоконтролем. Это паранойяльный ставит цели и достигает их. А гипертимцелей не ставит и не достигает. Плановое ведение дел -- не его удел. Он ихзапускает. Сначала врал, что, мол, все путем. А потом -- аврал. Но приавралах он хороший помощник, у него все спорится. Русское авось -- его девиз, принцип, его стиль жизни. Он живет как бы по воле волн: "Сегодня здесь, а завтра там". Онбеспрограммный человек. Точнее, он может приобщиться к разным программам, ноесли "понравился лидер". Даже истероид ищет программы, мечется от одной кдругой или строит краткосрочные программы, а гипертим вообще их не строит.Он и покупки совершает не целенаправленно, а просто бродя по магазинам --вдруг что понравится, В своем бесцельном блуждании по жизни гипертим очень энергичен. Он невыдыхается. Его вновь и вновь можно завести на ненужные ему дела. Но самгипертим никого ничего не заставляет делать. Так просто -- крутится, каквечный двигатель, но, в отличие от паранойяльного, никого не затрагивает. Слабость волевых импульсов проявляется и в обрисованной намивозбудимости и несдержанности в конфликтах. Положительные эмоции гипертим тоже выплескивает сразу и бурно. Этообычно воспринимается людьми хорошо. Но если с перехлестом, как у Ноздрева в"Мертвых душах", то это уже раздражает.

Ценностные ориентации

У гипертима они изменчивы -- в зависимости от компании, в которой онночует. Он то за "белых", то за "красных". А то и "бей белых, пока непокраснеют" или "бей красных, пока не побелеют". Он склонен и к романтике, ик песням, и к походам по Сибири, но не ставя цель быть первопроходцем, а такпросто, за компанию. Чуть выше говорилось, что в его ценностные ориентации не входит слава.Он к ней не абсолютно равнодушен, но и не рвется ее завоевать. Гипертимыпоют песни в меру таланта и рады, если им дадут стопку водки или хотя быбокал крепленого вина.

Мышление и творчество

Мышление гипертима можно выразить инверсией высказывания Мустафы изфильма "Светлый путь". Мустафа: "Ловкость рук, и никакого мошенства". Ну а огипертиме можно сказать: здравый смысл, и никакого лукавства. Мышление у гипертима конкретное, наглядно-действенное, в крайнем случаенаглядно-образное. Гипертим неглубок в своем мышлении, он не аналитик. Он мыслит, можносказать, лишь в рамках аксиом, а не теорем. Его мышление такое женеабстрактное, как у истероида, но менее образное, чем у последнего. Онопростое, бытовое. Темы заземленные: достать, продать, познакомить... Онмыслит еще более простыми категориями, чем истероид. Не "алые паруса" и"фиолетовые руки", а "пошел, ушел, пришел, нашел"... Тем более никаких тебетам "пронзить время" или пятых измерений. Он далек от философских проблем.Многое поэтому он понимает прямолинейно -- могильщик из "Гамлета" на вопрос,на какой почве сошел с ума принц датский, ответил: "Да здесь же, в Дании". У гипертима в голове словно лоскутное одеяло. Он напичканпротиворечиями. В его этической концепции может сочетаться любовь к животными "смерть гомосексуалистам!". Гипертимам хорошо даются слесарные и столярные профессии. Они хорошиелаборанты в НИИ. Вот Гоша из "Москва слезам не верит". Они "рукастые", и имнравится мастерить. Мы часто видим таких людей во дворах небольших домов,где есть сараи и гаражи, да и в любом автосервисе. Мышление гипертима несамостоятельное, у него нет собственных убеждений.Гипертим не интересуется не только теоретическими проблемами, но иполитическими и даже многими житейскими, по принципу "Жираф большой -- емувидней". Точки зрения он меняет под воздействием того лидера, которыйгорластее или который имеет больше связей. Никаких мучений при принятии решений он не испытывает. Сравним:эпилептоид разумно решителен, семь раз отмерит, один раз отрежет,паранойяльный -- один раз отмерит и один раз отрежет. Ну а гипертим ни разуне отмерит, а семь раз отрежет, не то что психастеноид, который вообще семьраз отмерит и ни разу не отрежет. Ну, это я для юмора и для легкостизапоминания. Но это важно и для личностной оценки гипертима. Он -- бездумныйавантюрист. Не как паранойяльный. Да, паранойяльный тоже может ошибаться, ногораздо реже, потому что заранее продумывает свои авантюры. А этот действуетпросто на авось -- и ошибается. Творчество гипертимов довольно примитивное, бесхитростное, в сущностилишено образов. Они не очень изобретательны. Если это текст песен, то этонечто вроде: "Я тебя люблю, а ты не любишь, я от этого страдаю, о-о-о!" -- инесколько простейших аккордов на гитаре. Истероиды -- истинные таланты посравнению с гипертимами. У них пусть напыщенные, но все же образы: "Ледянойгорою айсберг из тумана выплывает..." А тут "два ореха лучше, чем один!" --и все. Но гипертим не может существовать без творчества в искусстве. Ондолжен как-то выплескивать свои эмоции, хотя бы петь и бренчать на гитаре водиночестве. При этом он не обязательно готовится к выступлению, а просторазвлекает себя. Искусствам гипертимы не учатся. В основном это самоучки. Примитивизм,кич -- это их стихия, но не абстракционизм. Хотя иногда и гипертим являетмиру нечто интересное. Гипертим, в противовес паранойяльному и истероиду, совсем не дорожитсвоим авторством. Он, как уже говорилось, малопродуктивен в творчестве, ноесли все же что-то придумал (скорее в технической области), то легко даритсвои идеи. Его и используют.

Обучение

Учится гипертим урывками, в противовес эпилептоиду, но подобнопаранойяльному и истероиду, хотя и с еще меньшей последовательностью иабсолютно поверхностно. Он ходит в институт для общения или по мелким делам, часто прогуливает,опаздывает, на занятиях болтает. Но удерживается в вузе за счет балагурства,за счет умения помочь по мелочам, в том числе физически (перетащить мебель ит. п.). Он списывает у шизоидов, пользуется дружбой с истероидами, которыеделятся с ним тем, что смогли манипулятивно выманить у шизоидов. Гипертим карьеры не делает. Все так как-то, как бог даст. Он, какправило, не поднимается по иерархической лестнице.

Рефлексия

У гипертима рефлексия, прямо скажем, отсутствует. Он живет рефлексами.Позвали -- пошел. Рассказали анекдот -- рассмеялся. А сознание -- эторефлексия, а не рефлексы. Так что можно сказать, что у гипертима сознанияменьше, чем нужно, чтобы человек стал человеком. Но это тоже "делонаживное". У русского писателя конца XIX века с псевдонимом Скиталец (подумайте,кстати, над психотипом писателя с таким псевдонимом) в рассказе "Октава"есть персонаж -- участник хора, бас с узким лбом и массивным телом. Так вот,после одного из занятий в хоре он подходит к руководителю и, подбирая слова,вопрошает: "В чем смысел жизни ?"

Память и эрудиция

Смысловая память у гипертима посредственная, не то что у шизоида. Вэтом он проигрывает даже истероиду. Зато у него прекрасная механическаяпамять, в этом отношении он не проигрывает даже шизоиду. Он хорошо помнитуслышанные истории, может легко найти дом в закоулке, где был лишь раз,помнит все повороты. Но из-за слабой смысловой памяти гипертиму трудновыучить стихи. Еще хуже обстоит дело с математикой и прочими точныминауками. Запомнить концепции даже в гуманитарных науках ему тоже часто непод силу. Он начинает множество книг, но прочитывает еще меньше страниц, чемистероид. Он держит раскрытыми сразу несколько томов. Читает с середины илидо середины. Или начало и конец. Последнее время гипертимы вообщепредпочитают не книги читать, а телевизор смотреть. Телевизионная болезньпоражает их больше, чем другие психотипы. Они в основном ограничиваютсяпереключением кнопок на пульте... Но, вращаясь во множестве компаний, он запоминает множество фактов, и вочередной компании он безудержный рассказчик. Если это не просто компания собутыльников, а интеллектуальнаястуденческая или научная элита, где он слышит много разных разностей, то онусваивает и многие сложные рассуждения и термины. Там что-то увидел, тут что-то услышал, здесь кого-то спросил, а то ипробежал глазами аннотацию важной книги -- смотришь, и нахватался сведений. Но получить глубокие знания от других людей гипертиму мешает егогиперактивность и постоянное перепрыгивание на другие дела. Поэтому в целомего эрудиция все-таки поверхностная, хотя бывает и довольно обширной.Сравним: у паранойяльного она очень глубокая, но узкоспециальная, упсихастеноида -- очень глубокая во многих областях, у эпилептоида --глубокая и затрагивает несколько сфер, у шизоида эрудиция очень глубокая иохватывает великое множество областей. Даже истероид по уровню эрудицииопережает гипертима. Ведь истероид, чтобы произвести впечатление, может дажецелую поэму выучить наизусть. Часто гипертим -- все же неплохой развлекатель. Он свободно говорит, нескованно, легко вступает в контакт. Так что он держит тонус общения вгруппе.

Речь и письмо

Гипертим не заботится о понятности и убедительности своих слов. Егоречь носит скорее экспрессивный, эмоциональный характер. Говорит он быстро и сбивчиво, нечленораздельно, захлебываясь. Дикциянедостаточно четкая. Она получше, чем у шизоида, но похуже, чем уэпилептоида и тем более истероида. Фразы и даже слова он не заканчивает, онинабегают друг на друга. Говорит громко, напористо, часто с подъемом. Нообычно он не орет на человека, это за него делают паранойяльный и истероид. Он всех перебивает, не дает перебить себя, говорит одновременно сперебивающим партнером. Типична фраза: "Не, ты послушай, что я тебе скажу". Жестикуляция у него просто экспрессивная, он не показывает жестамисхему, как шизоид или паранойяльный, он просто размахивает руками. Мимика у гипертимов тоже чрезмерная. Это называют гипермимией. Но она уних невыразительная, то есть нет тонкого соответствия мимики содержаниювысказываний. Впрочем, нет и особого несоответствия содержанию, какоесвойственно шизоидам в их парамимии. Содержание высказываний носит чисто бытовой характер. Термины ииностранные слова встречаются в рамках принятого на рынках. Так чтокакие-нибудь там "агностицизм", "эмпириокритицизм" и прочее в его лексику невойдут вообще. Поэтому речь его предельно понятна. Интонации у гипертима менее яркие, чем у истероида, у него меньшемодуляций, больше голоса. У него все получается невыразительно, но оченьгромко. Нет эпилептоидного "первое, второе, третье...", да это и не нужно,ведь говорит он только на бытовые темы, понятные для окружающих. Пишут гипертимы быстро, неаккуратно, размашисто, иногда и бумагу рвут.Пишут с большим количеством ошибок, чем истероиды (ведь тем надо показатьграмотность), чем эпилептоиды (эти стараются соблюдать правила) и чемпсихастеноиды (боязнь ошибиться). Конечно, гипертим может и выучиться писатьграмотно, как говорится, за компанию, но это уже реже.

Имидж

У гипертима короткая шея. Голова как бы вросла в туловище, котороепохоже на большое яйцо. Лицо мясистое, круглое, глаза как у колобка,короткие ноги и руки. Вы вспомнили Санчо Пансу? Героев Евгения Леонова? Вотэто и есть типичные гипертимы. Они любят поесть и толстеют. У гипертима нет привычной мужской клинообразности эпилептоида и женскойгитарообразности истероидки, а есть тело-яйцо без талии. Макияж и маникюр у женщин грубый, часто ободранный. Гипертим не переживает по поводу своей внешности, хотя чаще всего он некрасавец (а она не красавица). Одна гипертимка произносила к месту и не к месту фразу: "Я -- налюбителя, но и на меня любитель найдется". И действительно, дефицита в любителях у нее не было. Одежда у гипертима, как правило, броская, кричащая, разноцветная,яркая, пестрая, разностильная. Он может, например, одеться в смокинг икроссовки. Одежда часто спортивная, с лейблами. Со вкусом у него плоховато,если его специально не консультировали или если за ним не следит жена.Верхняя пуговица на рубашке не застегнута даже под галстуком. Часто игалстука нет. Сорочка может быть и не "свежевымытой". Вид расхристанный --короче, рубаха-парень.

Сон

Спит гипертим или слишком мало, или слишком много -- как когда. Послевыпивки может отсыпаться, а если куролесит, то может и подолгу не спать. Сону него глубокий, дрыхнет "без задних ног", с храпом, не просыпается срединочи. Храпит даже в молодом возрасте. Ну и что же? Как сказала Айша, храпятлюди с чистой совестью. На телефонные звонки, когда спит, не реагирует. Егоне терзают сновидения, их или нет, или они приятные. Это истероидки пустьсновидениями мучаются.

Дом

Гипертимы -- люди недомашние. Жилье у них -- как сарай у плохогодворника. В квартире хлам, но не из-за бережного отношения к своим архивам,а просто из-за безалаберности. Она у них обычно запущена, не подметена, наполу валяются спички, сигаретный пепел. В доме мало книг, они разнородные ине только не стоят по росту или по содержанию, а вообще валяются по угламсреди пустых бутылок, раскрытые на разных страницах. Если гипертим увлекается "рукомеслом", тогда у него все починено,сделаны примитивно-кичевые, но хорошо сколоченные предметы мебели. Дом его открыт не только для друзей, но и практически для всех. Можносказать, что у него не дом, а проходной двор. Это эпилептоид держит"границу" на замке. У гипертима замок открывается ногтем, да и на такойзамок квартира часто не запирается. Если эпилептоид и истероидка все тащат в дом, то гипертим -- все издома. Ночуют гипертимы часто вне дома, им все равно где. Они легко могутжить в общаге, в дешевых гостиницах. Гипертим тоже как стрекоза, которой"под каждым ей листком был готов и стол и дом". В доме у гипертима чаще нет никакой оргтехники, а если есть, то намониторе брызги от пива, а на системном блоке пепельница и окурки. Еслигипертим холостяк, то окна могут быть зашторены газетой, как у Гоши изфильма "Москва слезам не верит".

Еда и алкоголь

У Эмиля Верхарна есть стихотворение о фламандских мастерах, где онговорит о них так: "Рты хохотом полны, полны желудки жиром", "...пьянчуги,едоки, насквозь правдивые и чуждые жеманства, крепили весело фламандскиестанки, творя прекрасное от пьянства и до пьянства". Это и есть гипертимы --и не только фламандские. А и русские. Да, аппетитом гипертим не обделен. Но и он часто ест не за столом, а"за столбом". У тонкого писателя Андрея Платонова есть грубоватый персонаж,который "на гробе жены... колбасу резал". Из-за постоянного непостоянстварежима питания гипертим, естественно, страдает гастритами, не доходящими,впрочем, до язвы. Набравшись водки, гипертим еще больше набирается храбрости и лезетнапролом. Пьют гипертимы часто и помногу. Они не контролируют количествовыпитого, могут заснуть в чужой квартире, в кювете по дороге Домой, апроснуться в вытрезвителе. Но при этом не спиваются, не заболеваютхроническим алкоголизмом. Хронический алкоголизм -- это удел дефензивныхпсихотипов и истероидов. Специальности гипертима определяются в основном гипертимнымнаглядно-действенным мышлением. Это может быть автослесарь,слесарь-сантехник, водитель, машинист, продавец -- в общем, рабочиепрофессии. Гипертимы могут путешествовать в составе экспедиций. Их влечетромантика, общение с природой, охота, рыбалка. Они там, где можно выпить.Они экспедиторы, коммивояжеры, рекламные агенты -- ведь они легко вступают вконтакт. Рекламный агент несамолюбиво затевает беседу, чем-то зацепляет инавязывает товар. Они трудолюбивы в составе команды. Все работают, и онитоже, но легко отвлекаются и из-за этого нарушают трудовую дисциплину.Работать же в одиночку им еще труднее. Гипертимы -- безотказные лаборанты-исполнители в научных учреждениях.Они становятся иногда и предпринимателями. Но чаще -- "челноками". Тут лишькороткие деньги, мелкий бартер. В предпринимательстве они идут на большиериски: нахватают кредитов, а потом в "разборках" погибают. Даже и преступныеделишки могут творить. Они рискуют, как паранойяльные, но без ихглобальности, -- все гораздо мельче. Чуть не забыл. Проститутки. И мужчины тоже (и по женщинам, и помужчинам).

Деньги

В отличие от истероида, гипертим в долги обычно не залезает, разве чтопо мелочи, и быстро отдает по первому требованию. Но свои деньги у него текут, как песок сквозь пальцы. Он тратит все,что у него есть, на себя или на семью, а также на друзей, при этом можетзабыть, что семья сидит без денег. Растрата денег в учреждении -- это по его части. Но если кто-то другойрастратит, то он начнет собирать деньги со всех, чтобы спасти растратчика. "Наперсточники" и прочие жулики берут его голыми руками. Он покорновыкладывает купюры, не догадываясь, что крупье всегда в выигрыше: шарик-тоодин, а наперстков три. Угадать можно в трети случаев, а не угадать в двухтретях. В качестве лоха гипертима успешно используют и фараоны финансовыхпирамид: он склонен к легким доходам, надеется на авось, размечтавшись окарьере "Лени Голубкова".

Хобби

У гипертима множество разных хобби, но все очень несерьезно. Собралнесколько марок, несколько спичечных коробков, несколько моделей машинок --и забросил это занятие. Не то что писатель Эренбург, который собрал со всегомира коллекцию трубок всех видов. Кто-то из участников клуба "Маленькийпринц" сказал: "У гипертима хобби -- коллекционировать хобби". У гипотимов ипсихастеноидов хобби -- вышивка, а у гипертима -- выпивка. У психастеноидовхобби "тихие", а у гипертимов -- "громкие": "хэви метэл", чеканить,слесарничать.

Отдых

Гипертим часто ездит на курорты, если есть деньги: заработает -- поедет-- истратит -- снова заработает. Может махнуть куда-то на байдарках. Можетпросто наплевать на работу. Он все время отдыхает. Шизоид никогда неотдыхает (думает, пишет). Паранойяльный если отдыхает, то только когдаотпуск подойдет. Отдых гипертима часто носит спортивный характер, но без особыхдостижений в спорте. Они любят попариться в бане, с пивком-водочкой,раками-колбаской. Из парилки -- в прорубь. Они могут быть "моржами". Им подуше ресторан с танцами под винными парами, рыбалка-охота со всеми"национальными особенностями".

Дворняжки


7823077515872303.html
7823154847478648.html
    PR.RU™